Родился в Москве в 1959 году. Несмотря на то, что рисование влекло с раннего детства, всячески этому противился, или меня ориентировали на то, что рисовать неплохо, но по жизни это дело безнадежное и бесперспективное…

Правда ходил одно время во Дворец пионеров, что на Ленинских горах, но сломал ногу и ходить перестал, хотя преподаватель даже навещал меня дома…

Короче, художественного образования у меня нет никакого. Зато окончил Московский финансовый институт, и даже факультет Международных экономических отношений. Бухгалтерствовал понемногу и слегка банкирствовал, но урывками все равно окунался в рисование…

С началом компьютерной эпохи увлекся компьютерной графикой и анимацией. Серьезно увлекся, что даже написал несколько увесистых книг по этому вопросу. Это были одни из первых книг в России на эту тему, и они выдержали несколько тиражей. Благодаря этим книгам обрел новую специальность и немногим меньше 20 лет проработал в компании, которая лидировала в России по выпуску лицензионного DVD. Там я делал интерактивные меню, ролики и клипы. Работа была разнообразная и творческая.

В конце концов, стремление рисовать вживую одержало верх над компьютерной живописью. Вероятно это все же тупиковое направление в искусстве, в нем больше от лукавого, чем от души…

Я никогда не пытался продавать картины, пока их не стало много, хотя мои работы есть в Америке и Испании. Говорят, что мои картины живут и генерируют позитив. В самом деле, рисовать с мрачными мыслями я не могу, сам процесс общения с холстом или бумагой рождает во мне и вокруг добрую энергетику. Даже в унылых и грустных пейзажах нет безысходности, они настраивают на философские размышления и помогают найти выход из любой тупиковой ситуации. Алкоголь и рисование также для меня совершенно несовместимы.

В рисовании я чувствую непреодолимую физиологическую потребность…

Может во мне взбунтовались наследственные гены. Мой прадед Иванов Александр Павлович был художником и с медалью закончил Петербургскую Академию художеств. Несмотря на то, что в семье сохранились его картины, письма, и другие реликвии многое для меня остается загадкой. Достоверно известно, что он жил и работал в Кремле, но несколькими годами спустя после Революции был переселен по ту сторону Александровского сада – на Моховую. Сохранилась его малахитовая печать для сургуча и переписка с другими художниками, в том числе Крамским, относительно дорисовки глаз у членов царской фамилии. Вероятно, подобная информация о не слишком пролетарском происхождении была не в фаворе в тридцатые годы и моему отцу рассказывали на эту тему мало, чтобы ненароком не сболтнул лишнего.

Отец моего прадеда Павел Алексеевич трудился архитектором в Московской дворцовой конторе с 1827 года. Начинал с росписи и украшения теремов и палат и дослужился до архитектора Большого Кремлевского дворца с сохранением обязанностей по ремонту и реставрации прочих кремлевских строений, включая Успенский собор и церковь Спаса на Бору. Письма и открытки также адресованы: Москва, ул. Дворцовая…